«Уволите? Встретимся в суде»
Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Почему в Красноярском крае резко выросло количество судебных исков к работодателям

Руководитель Красноярского краевого суда Николай Фуга на пресс-конференции, посвященной подведению итогов 2014 года, заявил, что с наступлением экономического кризиса и последовавшей волной сокращений в Красноярском крае резко выросло количество исков к работодателям. По его оценке, массовый характер они пока не приняли, но в будущем ситуация может измениться. Ранее количество трудовых споров в судах из года в год неуклонно снижалось.

«Русская планета» выяснила, какого рода иски подают жители Красноярского края на своих работодателей, как ущемляют их права, и свидетельствует ли увеличение количества трудовых споров об ухудшении ситуации на краевом рынке труда.

Лишние люди

Как сообщила корреспонденту РП пресс-секретарь Красноярского краевого суда Наталья Мишанина, подавляющее большинство исков к работодателям, около 50 процентов, связаны с невыплатой заработной платы и ее взысканием.

Приблизительно 30 процентов трудовых споров связаны с незаконным увольнением и восстановлением на работе. Оставшиеся 20 процентов — это процессы, в которых сотрудники пытаются оспорить те или иные действия работодателя, которые считают противозаконными.

В период финансового кризиса многие компании действительно вынуждены пойти на сокращения штата. Однако далеко не все в этой ситуации следуют установленной законом процедуре.

– Трудовой кодекс РФ четко оговаривает, как должно проходить сокращение штата на предприятии, — поясняет корреспонденту РП юрист Дмитрий Рощев. — Какими бы трудными ни были времена, работодатель не может расстаться с сотрудником тогда, когда ему заблагорассудится. Во-первых, необходима веская причина, которую сочтет убедительной трудовая комиссия, если до нее дойдет дело. Во-вторых, прежде чем уволить человека, нужно предложить ему занять вакантные должности в компании, если таковые имеются. В-третьих, следует уведомить сотрудника о предстоящем сокращении не позднее, чем за два месяца до этого момента.

Кроме того, в любой ситуации в последнюю очередь следует увольнять несовершеннолетних, тех, кто в одиночку воспитывает детей в возрасте до 12 лет или детей-инвалидов младше 18 лет, а также беременных или женщин с детьми до трех лет.

С нарушениями этих простых правил и связано подавляющее большинство исков, поданных в красноярские суды в связи с незаконным увольнением. Работодатели либо увольняют не тех людей, либо «забывают» заранее об этом предупредить.

– Когда я обратилась к адвокатам, они сказали, что у меня вопиющий случай, — рассказывает корреспонденту РП жительница Красноярска Елена Тенишева. — Во-первых, я единственный кормилец маленького ребенка. Во-вторых, мне не предложили перевод на другую должность, хотя в соседнем отделе была вакансия. А главное, об увольнении меня предупредили всего за две недели. Честно сказать, я думала, что по закону они имеют право так поступать, но потом добрые люди меня просветили, и я решила судиться. Адвокаты говорят, что нарушения настолько грубые, что мое дело будет самым легким за последний год.

Некоторые компании пытаются не сокращать сотрудника, поскольку в этом случае они обязаны выплатить ему выходное пособие, компенсацию и отпускные, а увольнять его «по статье». Для этого начальство ищет способ обвинить работника в грубом нарушении трудовых обязанностей, несоответствии занимаемой должности и прочих основаниях для увольнения, описанных в статье 81 Трудового кодекса РФ.

– Я столкнулся с той же проблемой, что и многие мужчины в моем возрасте — с простатитом, — рассказывает корреспонденту РП житель Красноярска Владимир, попросивший не упоминать его фамилию. — Врач назначил мне препарат «Гентос». Меня никто не предупредил, что когда я начну его принимать, у меня изо рта будет запах алкоголя. Сам я этого не почувствовал. Когда пришел на работу, начальник принюхался и заявил, что я пришел пьяным. Я пытался объяснить ситуацию, но меня тут же уволили за однократное грубое нарушение. При этом я точно знал, что у компании сложная ситуация, и грядут увольнения. Получается, начальство воспользовалось запахом как предлогом, чтобы вышвырнуть меня за порог. Я обратился к адвокатам, мы подали заявление в суд и выиграли дело.

Одна из наиболее распространенных тактик недобросовестных работодателей — это получить основания для увольнения неугодного или лишнего человека, заручившись поддержкой остального коллектива. Не понимая, что они следующие на очереди, коллеги помогают начальству утопить одного из «своих», лишь бы самим не лишиться стабильного заработка.

– В моей практике был случай, когда руководитель отдела при всех объявил моему клиенту, что завтра ему не нужно выходить на работу, — рассказывает корреспонденту РП юрист Антон Кокорин. — Тот и не вышел: зачем, раз начальство отпустило? А через день, придя в офис, узнал, что уволен за прогул. Один выговор на тот момент у него уже был, не хватало второго повода для увольнения. Самое интересное, что все, кто работал в офисе, слышали, как руководитель отдела сказал моему клиенту, что завтра — выходной. Но всего двоих мы сумели после долгих уговоров убедить дать показания в его пользу. Благодаря этому суд мы выиграли, увольнение было признано незаконным, моего клиента восстановили на работе. Правда, позднее его все же сократили, но уже с выплатой всех положенных в таком случае денег.

«У нас тяжелые времена»

Сокращая ненужных людей, работодатель обязан выдать им положенные на момент увольнения заработную плату и премию, компенсацию за неиспользованные дни отпуска и выходное пособие в размере среднемесячной заработной платы. Если в течение месяца после увольнения сотрудник не найдет себе новой работы, то работодатель должен заплатить ему еще один среднемесячный заработок. Однако многие работодатели, уволив сотрудника, не выплачивают ему положенные по закону деньги, оправдывая свои действия просто: кризис, денег нет.

– Наиболее распространенная стратегия работодателей, как сэкономить на выплатах по сокращению, — это вынудить работника под тем или иным предлогом написать заявление об увольнении по собственному желанию, — говорит Дмитрий Рощев.

Как ни удивительно, но добиться этой цели обычно удается с помощью таких примитивных инструментов как шантаж или угрозы.

– Меня уволили, как только я забеременела, — рассказывает корреспонденту РП жительница Красноярска Ольга Донник. — Когда начальство узнало, что я в положении, мне предложили написать заявление по собственному желанию. Сказали, что, если я этого не сделаю, то меня переведут во вредный цех, потому что имеют на это полное право. Я испугалась и написала заявление. Потом, уже успокоившись, поняла, что поступила глупо, под влиянием эмоций, и обратилась за помощью к юристам. Сейчас мы будем добиваться моего восстановления на работе через суд.

Когда шантаж и угрозы не помогают, работодатели выбирают иную тактику — мелочными придирками создают сотруднику совершенно невыносимые условия труда. Объявляют выговоры за каждый перекур или опоздание, перегружают задачами, заставляют трудиться за допотопным компьютером и даже отключают отопление в помещении, объясняя это отсутствием денег на оплату коммунальщикам. Рано или поздно сотрудник не выдерживает постоянного давления и подает заявление «по собственному». Выиграть подобные суды, по мнению юристов, крайне сложно.

Есть и еще один экзотический вариант, который часто используют в компаниях, где привыкли проводить корпоративы, тренинги по тим-билдингу и эксплуатировать лозунг «Мы — команда!». В таких случаях начальство долго и слезно объясняет, что у компании наступили тяжелые времена, просит войти в положение и написать заявление по собственному желанию. А заодно и забыть о выплатах и компенсациях, положенных при увольнении по сокращению штатов.

– Как правило, когда позднее сотрудник обращается к нам за помощью, поняв, что его обманули, помочь ему уже крайне сложно, — говорит корреспонденту РП юрист Владимир Емельяненко. — Или у компании уже юридически больше нет никакого имущества, кроме как стула и стола без ножек. Или же упущены сроки, установленные законом для обращения в суд. Есть и другие обстоятельства. При этом исков, связанных с невыплатой или неполной выплатой положенных при увольнении компенсаций у нас подавляющее большинство. Причем в последнее время число подобных дел стабильно растет.

Трудовые террористы

По мнению практикующих юристов, в период финансовый нестабильности и сами сотрудники склонны использовать любой шанс, чтобы пополнить оскудевший бюджет за счет работодателей.

– Я специализируюсь на трудовых спорах уже несколько лет, и с сожалением вынужден констатировать, что в последнее время стала четко проявляться тенденция: работники начинают злоупотреблять правами, которыми их щедро наделил Трудовой кодекс, — рассказывает корреспонденту РП юрист Владимир Емельяненко. — Многие на собственном опыте убедились, что в подавляющем большинстве спорных ситуаций суд встает на сторону сотрудника, и поэтому ищут любые лазейки, чтобы нажиться за счет работодателя.

По словам Владимира Емельяненко, одна из наиболее распространенных схем — злоупотребление продолжительными больничными. Большинство жителей края, если захотят, всегда могут походить по врачам и отыскать в своем организме недуг, требующий длительного лечения, никак не совместимого с работой. А если не получится — найти знакомого врача, который поможет оформить необходимые документы. В итоге работодатель оказывается в странной ситуации: работник у него есть, но работу он не выполняет, поскольку все время болен. Рано или поздно у руководства сдают нервы, оно увольняет болезного, и тот сразу же обращается в суд с иском о восстановлении на работе.

– Еще один вариант: как только человека увольняют, он сразу бежит по врачам и оформляет больничный, — говорит Владимир Емельяненко. — Если с момента увольнения прошло не больше месяца, то работодатель будет вынужден оплатить лечение из своего кармана. А если сотрудник ухитрится доказать, что для полного выздоровления ему требуется долгая реабилитация, предполагающая, к примеру, лечение в санатории, то и все эти процедуры вынужден будет оплатить работодатель.

Некоторые недобросовестные сотрудники, особенно подкованные в юридических вопросах, ищут и находят формальные основания, позволяющие им получить от работодателя неплохие суммы. Так, по словам юриста Антона Кокорина, в его практике был случай, когда истец обратился в суд с требованием выплатить заработную плату за все время вынужденного прогула и компенсировать моральный вред, потому что при увольнении ему по ошибке поставили не ту дату в трудовой. Выяснив, что он был уволен в выходной день, этот человек сразу же подал иск.

– Случаются и вовсе парадоксальные ситуации, — рассказывает Дмитрий Рощев. — Ко мне обратилась женщина, которой при увольнении по ошибке перечислили на банковскую карту заработную плату в тройном размере. Обнаружив ошибку, руководство попросило ее вернуть лишние деньги. Та отказалась. Когда компания попробовала действовать более настойчиво, она решила подать в суд за то, что на нее оказывалось чрезмерное давление, чтобы добиться возврата перечисленных денежных средств. Я отказался браться за это дело, но один из менее щепетильных коллег взялся за него.

Трудовыми террористами порой становятся беременные женщины. Одни устраиваются на работу как раз накануне декретного отпуска, скрыв, что находятся в положении. А другие и вовсе используют беременность как инструмент шантажа.

– Не так давно я представлял в суде интересы компании, на которую подала иск о незаконном увольнении одна из сотрудниц, — вспоминает Антон Кокорин. — Между ней и начальником подразделения, где она работала, уже в течение полугода назревал серьезный конфликт. Получив несколько выговоров и дисциплинарных взысканий, эта сотрудница поняла, что ее скоро уволят. Так и случилось. Основанием для увольнения стало неоднократное нарушение трудовых обязанностей. Дама сразу же подала в суд. И лишь в судебном заседании мы впервые узнали, что на момент увольнения у нее уже был небольшой срок беременности.

Своими действиями недобросовестные работники наносят вред не только работодателям, но и остальным жителям Красноярского края. Из-за подобных «трудовых террористов» опрошенные «Русской планетой» юристы отказались считать увеличение количества судебных дел показателем ухудшения ситуации на рынке труда Красноярского края. Рост статистики они объясняют не столько волной сокращений, вызванной экономическим кризисом, сколько ростом числа желающих нажиться на этом за чужой счет.

Пойдут в нагрузку Далее в рубрике Пойдут в нагрузкуКрасноярских застройщиков обяжут возводить подземные парковки в новых домах Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»