Мусор-2033
Машина ссыпала мусор у обочины проселочной дороги, не доехав до свалки. Фото: Иван Обухов.

Машина ссыпала мусор у обочины проселочной дороги, не доехав до свалки. Фото: Иван Обухов.

В Красноярском крае построят полигон для отходов за 300 миллионов рублей

Сегодня в городе есть 14 площадок для утилизации различных отходов, в том числе, и имеющих повышенный класс опасности. Несанкционированных свалок — 119, они занимают 357,31 га — десятую часть города. Как работает система переработки мусора, рассказал «Русской планете» Федор Белоногов, главный инженер ООО «Экоресурс» — компании, владеющей несколькими полигонами ТБО.

Мы приезжаем на мусороперерабатывающее предприятие, расположенное в санитарной зоне Красноярского алюминиевого завода. Федор показывает печь, которая сжигает опасные материалы при температуре 1200 оС. Она оснащена фильтрами, которые выпускают в атмосферу обычный пар.

Здесь мы занимаемся обезвреживанием отработанных нефтепродуктов, — рассказывает главный инженер. — Оборудование позволяет без вредных выбросов в атмосферу уничтожить их. Вот цех по переработке ртутьсодержащих ламп и материалов. Он способен в год переработать более 4 млн лампочек, но сейчас мы берем только 600 тыс. штук. Причина — жители Красноярска не сдают лампы в приемные пункты. Большая часть их попросту выбрасывает в мусорный контейнер.

Затем мы едем на полигон. По пути видим, как водитель мусоровоза без опознавательных знаков выбрасывал на обочине проселочной дороги мусор.

– Это обычная картина, — говорит Федор Белоногов. — Сейчас любой владелец грузового автомобиля может заключить договор на вывоз ТБО. Деньги он за это получает, а вот до полигона не всегда довозит. А власти потом выделяют средства на ликвидацию незаконных свалок.

– Почему так получается?

– Федеральная власть отменила обязательную сертификацию видов деятельности. Вот и плодятся недобросовестные фирмы.

По пути к пропускному пункту мы обгоняем несколько самосвалов, груженных строительным мусором. Вдоль дороги — забор из колючей проволоки. Над полем полигона не кружат стаи ворон. И дышится легко. Вдалеке разгружают самосвал. Из ворот полигона выезжает пикап с прицепом.

– К нам приезжают даже частные лица, — объясняет главный инженер. — Есть горожане, которые хотят законно утилизировать свой строительный мусор. Покупают билет и выгружают его на территории.

– Какой экологический вред наносит один полигон окружающей его территории?

– Существующие полигоны морально и физически устарели в плане экологической безопасности. У них есть много проблем: попадание вредных веществ в грунтовые воды, выделяемые биогазы, дым от пожаров, в котором содержится большая линейка вредных веществ и диоксидов. Все это попадает в окружающую среду. Померить этот вред пока никто не берется.

– Насколько еще хватит ресурса полигонов ТБО в Красноярске по вашим оценкам?

– Полигон «Автоспецбазы» закроется в 2015 году, полигон «Память» — в 2014. В городе будет один большой полигон, который располагается на Правом берегу за кладбищем «Шинники». Его ресурсов хватит только до 2020 года.

– Как можно решить эту проблему?

– Мы уже предложили властям Красноярска несколько вариантов. Во-первых, в рамках государственной политики нужно производить захоронение только тех отходов, которые нельзя переработать. В ТБО 50% можно и нужно пускать во вторичную переработку. Это сократит количество закапываемых отходов. Для этого нужно организовать селективный сбор мусора в домовладениях (разделение мусора по типам — бумага, стекло, пластик, металл, пищевые отходы. — Примеч. автора). Сейчас это несбыточная мечта — люди не готовы к этому. Предыдущие попытки провалились.

Но есть и другой путь — строить мусоросортировочные предприятия при полигонах.

Схема работы с мусором изменится: транспортировка, сортировка на фракции, а далее вторичная переработка и захоронение неперерабатываемых отходов. Так мы сможем продлить срок работы полигона до 2025–2030 годов.

Сейчас мы создаем левобережный и правобережный кластеры по обращению с отходами. На существующих полигонах мы построим мусоросортировочные предприятия. Оборудование уже приобретено, сейчас заканчиваются строительные работы.

Также мы запускаем технологию брикетирования отходов, что позволит делать захоронения плотнее, а также увеличить емкость и сроки эксплуатации полигона. Эта технология экологичнее, чем прессование и зарывание бульдозером.

Мы проектируем левобережный полигон, соответствующий мировым требованиям. Там будет современная система дегазации и противофильтрационные экраны.

– Что это такое?

– Мусор сам по себе имеет влажность, плюс осадки. Под землей он со временем создает фильтры, через которые вода попадает в грунтовые воды, нанося огромный ущерб экологии. Но их не будет, если спрессовать мусор в брикеты, обернуть в полиэтилен и покрыть изоляционным материалом — например, глиной. А система дегазации будет улавливать выделяемые биогазы, в частности метан.

Это будет лучший полигон за Уралом. Общая стоимость его создания 300 млн рублей. При его введении город не будет нуждаться в полигонах до 2040 года.

В 2015 году мы планируем построить еще и перерабатывающие мощности. Сейчас отсортированный мусор мы отправляем за пределы региона. Надо исправлять ситуацию и строить свои. Их в Красноярске нет, ближайшие в Новосибирске.

«Не замерзли» Далее в рубрике «Не замерзли»В Красноярске 20 тысяч человек остались без тепла Читайте в рубрике «Титульная страница» Telegram разделит судьбу LinkedIn«Сторонники Павла Дурова рано празднуют его победу», - полагает эксперт Telegram разделит судьбу LinkedIn

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»