«Не загонять же людей палками в музей»
Игорь Лазарев (за рулем) и Алексей Мартинс. Фото: Елена Лебедевич

Игорь Лазарев (за рулем) и Алексей Мартинс. Фото: Елена Лебедевич

РП прослушала лекции о современном искусстве в такси

В Красноярске 18-19 октября на дорогах города работало бесплатное такси. В роли водителей были местные художники Игорь Лазарев и Алексей Мартинс. Во время выполнения заказов они читали лекции пассажирам о современных художниках и направлениях в рамках перформанса «Как рассказать об искусстве сибирскому городу». Все поездки они записывали на видео, которое будет представлено в программе Urban Art на книжной ярмарке во время Музейной ночи в Красноярском музейном центре. Корреспондент «Русской планеты» отправилась на заказы вместе с «таксистами».

Культурное такси забрало меня из центра города. Зеленая десятка с рекламой Красноярской книжной ярмарки на заднем боковом стекле, ничем больше не примечательная.

За рулем Игорь Лазарев, рядом его коллега Алексей Мартинс. Я сажусь назад, Алексей как раз принимает очередной заказ:

– Мы не приезжаем по предварительной записи. Работаем в реальном времени. Сейчас будем заняты минут сорок. Поедем в Северный, отвезем пассажира, а потом позвоним вам, хорошо? — объясняет Алексей Мартинс очередному желающему прокатиться. — Естественно, мы не успеваем подвести всех. В час дня мы включили телефон и он начал разрываться от звонков, некоторые люди даже возмущались, почему нельзя было позвонить в бесплатное такси вчера вечером, чтобы заказать машину на сегодня. Некоторые звонят и спрашивают, есть ли свободные автомобили.

Зеленая десятка принадлежит Игорю Лазареву, он купил ее недавно, за рулем всего около полугода. Поэтому едет он медленно и аккуратно, несмотря на поток заказов.

– Мы же не таксисты, впервые этим занимаемся. Для нас важно другое — это осмысление искусства, которое в городе может существовать и в таком виде, когда люди добираются до нужного места и познают что-то новое. Сегодня наблюдается отсутствие знаний о развитии современного искусства. И потребность в такой образовательной программе есть. Люди порой воспринимают искусство в штыки, не понимают его, не видят логику, говорят: «да разве это искусство, я тоже так могу», но тут важен контекст, — поясняет Игорь идею культурного такси.

Вместе с Алексеем они давно задумали этот проект, но не было повода реализовать. А тут книжная ярмарка от фонда Прохорова.

– Как–то мы ехали с биеннале на такси, с нами были кураторы — умные люди, кандидаты философских наук, мы обсуждали выставку. И тут таксист, молодой парень, говорит: «Ребята, я ничего не понимаю! О чем вы все говорите?!» А мы употребляли такие слова, как перформанс, суггестивность и другие термины. Тогда и подумали, почему бы не рассказывать лекции в такси. Сначала посмеялись над этой идеей, потом вспомнили о ней через некоторое время, решили реализовать, — рассказывает Игорь Лазарев.

Ребята подали заявку на конкурс молодых художников и победили, фонд Прохорова сделал им рекламу, тем самым обеспечив поток заказов.

– Нам звонят совершенно незнакомые люди, обычные горожане, это радует. Для меня это очень интересный опыт, — делится впечатлениями Игорь.

– Особенно опыт стояния в пробке, — добавляет Алексей, когда мы застреваем в потоке машин.

– О чем вы рассказываете своим пассажирам?

– Мы ориентируемся на людей, на то, что им интересно, что они знают, а что нет об искусстве, об истории, о перформансе как о художественном направлении, о разных художниках. У нас, можно сказать, бытовой перформанс, такая физика в быту. Решили таким способом популяризировать искусство в народе. Не загонять же людей палками в музей. Хотя у нас была идея сделать выставку, на которой бы мы раздавали деньги за посещение. Если найдем деньги, обязательно это сделаем, — смеется Алексей Мартинс.

– Как ваши пассажиры реагируют на лекции?

– Они благодарят нас. Я не знаю, конечно, какая ситуация будет в вечернее время, и какие будут пассажиры, но днем к нам очень интеллигентные люди садятся. С ними приятно общаться, наверное, сотрудники культуры. Я немного переживаю за вечер, мы еще не решили, стоит ли подвозить пьяных. Это может быть интересно, но может закончиться плачевно, если что–нибудь в салоне сделают и прочее, — говорит Игорь.

Сам Игорь работает инженером–энергетиком и образование у него соответствующее, но увлекается арт–инсталляциями и перформансами. Его друг Алексей Мартинс — живописец.

– Да, угораздило меня закончить художку, у меня диплом живописца, но я всякой ерундой занимаюсь, как видите. Работаю научным сотрудником в Красноярском музейном центре, веду проекты с местными молодыми художниками.

– А голосующих с дороги вы берете?

– Если бы не было так много звонков, брали бы и голосующих, столько заявок и смс, что мы не успеваем, — поясняет Игорь. Звонят, действительно, очень часто, вот опять.

– Але, здравствуйте, мы по предварительной записи не работаем, минут через сорок освободимся. Спасибо! — отвечает на очередной звонок Алексей.

Мы заезжаем во дворы девятиэтажного жилого дома.

О перформансе

У подъезда стоит молодой парень лет 25.

– Здравствуйте! Меня зовут Алексей, а это Игорь, куда едем? — представляются художники.

– Машиностроителей, 27, это в Черемушках, — объясняет пассажир.

– Вы, наверное, в курсе, что у нас не простое такси. Вы знакомы с современным искусством? — спрашивает Алексей Мартинс.

– Не так уж и сильно, но Культурно-исторический центр периодические посещаю. Недавно ходил на выставку «Пути немецкого искусства». Мне очень даже понравилось. На выходных я как раз планирую друзей туда затащить. Но они как–то немножко скептически к этому относятся. Походы в музей, даже в тот же краеведческий, считают каким–то почти бесполезным занятием. Если хотят что–то узнать, обращаются к Google. Посмотреть, как все это выглядит вживую — нет у них такой тяги, — рассказывает пассажир.

– Мы подготовили для вас небольшую лекцию о перформансе в искусстве, поскольку мы этим, в том числе, и занимаемся. Предпосылкой к развитию перформанса стало то, что художник должен был преодолеть рынок, сделать искусство необъектным, чтобы его нельзя было купить или продать, — начинает лекцию Алексей Мартинс.

– Благотворительность, практически, — говорит пассажир.

– Скорее всего, не благотворительность. После революции богатыми стали необразованные люди, они реально могли покупать совершенно неталантливое искусство, — продолжает художник.

– Фактически то, что они выбирали, и являлось искусством, — добавляет внимательные пассажир.

– Да–да, а так не должно быть, и художники этому воспротивились и придумали такую форму как необъектное искусство, а искусство процесса. Было, конечно, множество различных художников — представителей перформанса, но мы расскажем вам о художнице Марине Абрамович. Может быть, слышали?

– Нет, по–моему, — говорит пассажир.

– Это сербская художница, которую называют бабушкой перформанса. Одна из первых ее работ «Ритм 0». Вот она, — Алексей Мартинс показывает фотографию на планшете. — Марина просто пригласила на выставку людей. Сама она сидела за столом, на котором лежали какие–то предметы: ножницы, роза, заряженный пистолет с одним патроном и другие. Она сказала, что зритель может делать с ней все, что угодно, используя эти предметы. Это был такой социальный эксперимент, конечно, провокация. Сначала зрители делали какие–то безобидные вещи, потом начали художницу раздевать, резать на ней одежду. Перформанс остановился только тогда, когда человек уже взял пистолет и вставил дуло в рот художнице. Вообще перформанс отличается от театрального действия тем, что это момент из реальной жизни, а не какой–то запланированный сценарий, — поясняет Алексей Мартинс.

– Тут все равно без импровизации никак. Потому что, не важно, как ты запланировал, но все может пойти не так, как хотелось бы, — рассуждает пассажир.

Алексей соглашается и продолжает рассказ уже о безрадостном детстве сербской художницы.

– Детство у нее было практически, как в армии. Жесткое воспитание. Она уехала из родительского дома в 29 лет, до этого возраста, она, уже практикующий художник, должна было возвращаться домой ровно в десять вечера, чтобы сделать какие–то дела. Все по расписанию, — не успевает закончить Алексей Мартинс, как пассажир делится с художником своим опытом.

– Сегодня в принципе тоже такое местами встречается. Люди старой закалки, те же родители, запрещают делать что–либо. То есть выйти на улицу, например, в каком–то наряде или заниматься тем, чем ты хочешь, потому что: «Зачем людей смешить?» В их времена этого не было, и они думают, что все это странно, неправильно и так далее. То, что новое поколение делает, для родителей непонятно, немного загадочно, — рассуждает молодой парень.

– Можете посмотреть документальный фильм «Марина Абрамович. В присутствии художника». Это фильм о том, как Марина в 2010 году сделала большую ретроспективу в Нью–Йоркском музее современного искусства. Фильм, очень хороший, посмотрите, — рекомендует Алексей Мартинс молодому человеку.

Художник показывает ему еще одну работу Марины Абрамович «Балканское барокко».

– Это антивоенный перформанс, с которым она победила на Венецианской биеннале, она девять часов отмывала кости от мяса, — продолжает Алексей.

– Отмывала?!

– Да, с мылом. Представляете, какой там смрад стоял девять часов, и зрители все это видели. Это историческая работа, связанная с драматическими событиями в Сербии. Таким образом искусство перешло от эстетического изображения картины до смыслового. Художнику сейчас не нужно делать красивую вещь, этим занимаются другие, дизайнеры, например, — продолжает Алексей.

– Понятно, куча костей, какая тут красота? Тут красота не подразумевается, — вставляет свои замечания молодой человек.

Алексей Мартинс рассказывает парню про еще одного художника — Йозефа Бойса и про его перформансы. Через 10 минут мы подъезжаем к нужному дому. Парень благодарит художников.

– Вы поняли, что такое перформанс? — включаюсь в разговор.

– Да, если своими словами, это искусство, которое не ограничено финансами либо политикой, то есть на него не оказывают давление. Люди творят, делают что–то так, как считают нужным. Это фактически отражение души человека, никак не связанное с какими–то политическими дебатами или с другими всевозможными ограничениями.

Мы отправляемся на ул. Линейную за девушкой, которая звонила уже несколько раз. Подъезжаем к нужному дому, в машину садится журналистка с местной радиостанции.

– Я так понимаю, у вас тут мобильная версия 90–го автобуса, который будет ходить по городу 1 ноября с экскурсией? — сходу задает она вопрос.

– Насчет автобуса не знаем, просто решили таким способом рассказать людям о современном искусстве, — говорит Алексей.

– Вы знаете, сегодня я поступила в Школу культурной журналистики и тут еще с вами поездка! Но все это не говорит о том, что я много знаю о современном искусстве.

– Встречали такое искусство? — интересуется Игорь Лазарев.

– Да, конечно, на работе периодически доводится сталкиваться. Но мне кажется, это такая достаточно сложная тема и разбираться в ней могут только те, кто этим искусством занимается персонально. Нет?

– На самом деле, ничего сложного здесь нет, все просто, — успокаивает ее Алексей. — Давайте мы расскажем вам что–нибудь интересное, например, о русском искусстве.

– Кто у нас является представителем русского современного искусства, мейнстримом так сказать? — спрашивает девушка.

– Сейчас представителей русского современного искусства очень много. На Западе, например, очень ценят Илью Кабакова с его концептуализмом. Вы знакомы с концептуализмом? — спрашивает художник.

– Нет, я, честно говоря, не совсем понимаю, что это такое, — признается она.

Алексей Мартинс рассказывает о концептуализме, его основателях. Потом рассказывает о перформансе. Мы быстро доезжаем до ее работы. Журналистка благодарит за прекрасную поездку и отмечает, что если бы в обычном такси включали аудио–лекции об искусстве, она была бы просто счастлива.

– Нужно, чтобы как можно больше людей узнало о современном искусстве. Я почувствовала себя незнающей в этом смысле. Мне захотелось почитать о концептуализме, посмотреть работы других художников, — делится девушка впечатлениями.

Художники решают сделать небольшой перерыв, чтобы зарядить свои телефоны и перекусить. Игорь Лазарев включает саундтрек из «Звездных воинов».

– Любая поездка, даже за хлебом, становится эпической с такой музыкой, — поясняет он.

Ребята довозят меня до центра города и высаживают.

Пустые баки Далее в рубрике Пустые бакиВ Красноярске дефицит бензина Читайте в рубрике «Титульная страница» Пропаганда пенсионной реформы, или о чем нельзя говоритьКак ведут себя средства массовой информации России в преддверие нового закона? Пропаганда пенсионной реформы, или о чем нельзя говорить

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»