«И всё бы хорошо, если б не зарплата»
Фото: РИА Новости, Руслан Кривобок

Фото: РИА Новости, Руслан Кривобок

«Русская планета» выясняла, почему жители Красноярска работают не по специальности

В вузах страны идет набор абитуриентов. Многие из них никогда не будут работать юристом, экономистом, педагогом, на которых сейчас идут учиться. Почему это происходит, спросила «Русская планета» у людей, которые работают не по специальности.

Журналист-ихтиолог

– В 1984 году я окончил биолого-химический факультет Красноярского госуниверситета, — говорит Вадим Латышев. — А сейчас работаю главным редактором газеты «Красноярский железнодорожник». Специальность по диплому: «Ихтиолог-гидробиолог с правом преподавания в школе биологии и химии». Хотя, когда сам учился в школе, больше преуспевал в гуманитарных дисциплинах: сочинения писал на «пятерки», литература нравилась, история. Но пошел в ихтиологи вполне осознанно. Мне эта профессия казалась тогда крайне романтичной: научные экспедиции, поездки по «северам», сети, лаборатории, моторные лодки, акваланги. По окончании университета полтора года отслужил в армии, а затем устроился научным сотрудником в Красноярское отделение Восточно-Сибирского института рыбного хозяйства. Изучали естественные рыбные запасы в водоемах Хакасии и Красноярского края, возможности акклиматизации ценных видов, отрабатывали технологию выращивания форели в садках на озере Беле… Интересная была работа.

Но другая казалась еще интереснее: писал я тогда в качестве внештатного автора в газету «Красноярский комсомолец». На темы политики, экономики. Был самый разгар перестройки — журналистика становилась все более востребованной обществом. Поэтому, когда главный редактор предложил мне перейти в газету на постоянную работу («ты практически готовый журналист, тебя и учить ничему не надо»), согласился, почти не раздумывая. До сих пор считаю, что пять лет в университете и три года в науке не прошли впустую. Более того, дали ценный жизненный опыт, который пригодился и в журналистской деятельности. Естественно-научное образование прививает уважение к факту, развивает навыки рационального мышления и системного анализа. И вообще, я считаю, что журналист — это не столько профессия, сколько призвание. А еще говорят, что журналист — это «дилетант широкого профиля», и потому ему очень полезно получить непрофильное образование и даже поработать в другой сфере. Это дает дополнительный жизненный опыт и расширяет картину мира.

Дирижер-дефектолог-проектировщик

Ирина Малахова, директор красноярского проектно-монтажного центра «Пожарный эксперт», начинала как педагог. Работала бы и дальше в этой сфере, если б она позволяла достойно зарабатывать:

– По первому образованию я дирижер хора, окончила музыкально-педагогическое училище. Но на работу попала в социально-педагогический центр. И сразу поступила на заочное отделение Красноярского государственного пединститута, на специальность «психолог-дефектолог». Работала в детском центре медико-психологической коррекции — мы занимались проблемами «трудных» детей, детей-инвалидов, подготовкой к школе. Работа нравилась, в то время у меня самой был маленький ребенок. Институт окончила в 1999-м. По специальности отработала года три в общей сложности. И все бы хорошо, если б не зарплата — кот наплакал. А я одна растила ребенка.

И я пошла в менеджеры по продажам – эта профессия всегда востребована. Работала в турбизнесе, торговала путевками. Это было начало 2000-х. В одной компании поработала, в другой… Начинала с азов, набиралась опыта. Посещала тренинги, читала специальную литературу. Даже курсы бухгалтеров пришлось окончить. Потом случайно позвонила по объявлению в охранную фирму. Им требовался руководитель отдела продаж… В общем занималась этим, пока не попала в компанию, которая специализировалась на монтаже и обслуживании охранных систем. Посмотрела, подучилась. А в 2007 году организовала свое дело. Мы проектируем, монтируем и обслуживаем системы пожарной безопасности. В штате у меня сейчас 15 человек, при необходимости берем людей на подряд. Классический малый бизнес. Со всеми его подводными камнями и «государственной поддержкой». Работать трудно, но здесь я сама себе хозяйка.

Нисколько не жалею, что пришлось поменять профессию. Психологи и дефектологи на рынке труда вроде бы и нужны. Но зарабатывают они не те деньги, на которые можно прожить.

Помогает ли знание психологии? Конечно! И в продажах помогало, и сейчас как руководителю. Я же с людьми работаю – нужно уметь находить к ним подход, разруливать сложные ситуации, общаться с клиентами.

Дальнобойщик-юрист

Владимир Погорелых однажды поменял скучную офисную жизнь на жизнь в дороге. И воплотил свою мечту:

– В 90-е годы, когда повально открывались новые негосударственные вузы, очень модной стала профессия юриста. У меня полкласса пошло на юристов и экономистов. Учился я в школе так себе, поэтому госуниверситет мне не светил. Родители пристроили меня в один из негосударственных вузов, обучение там стоило недорого. Пять лет меня чему-то учили: гражданское право, уголовное… Диплом получил в 1999-м. И, как ни странно, без проблем устроился на работу по специальности — в крупную торгово-производственную компанию. Я там проходил преддипломную практику в юридическом отделе. Туда меня и пригласили, видимо, понравился.

Шесть лет я штаны протирал, сидя за компьютером и глядя в окно. Нет, ну как протирал… С работой справлялся. Экспертиза договоров, претензии, иски, суды…

Я всегда мечтал путешествовать, страну хотелось посмотреть. И вообще думал, буду заниматься по жизни настоящей мужской работой. А здесь горы бумажек, к которым я никогда не питал особой любви. Скука смертная.

Еще в школе я получил водительские права «В» и «С», водил отцовский автомобиль, потом свой купил. Техникой всегда интересовался, машину мог починить в гараже. В общем, бросил я этот юридический отдел. Хотя решиться было нелегко. В 2005 пошел по объявлению в транспортную компанию, водителем, без опыта. Друзья и родственники, конечно, обалдели. Но у меня была мечта — я хотел стать дальнобойщиком. Пару лет крутил баранку «ЗиЛа», возил разные грузы по краю. Поднабрался опыта, сдал на все водительские категории, пересел на КамАЗ. Исколесил всю Сибирь.

А потом зарегистрировался как ИП и взял в лизинг хороший грузовик-иномарку. Не новый, но в отличном состоянии. Через два года выкупил. Уже пять лет работаю сам на себя, есть постоянные заказчики. Объездил всю страну от Находки до Калининграда. В дальние рейсы беру напарника, а если на Урал или в Забайкалье — могу и один, машина надежная. Да, работа тяжелая, опасная — это не то что в сериалах показывают. Но я доволен. И зарабатываю, поверьте, уж поболее, чем ведущий специалист в юридическом отделе. Сейчас думаю расширяться, буду еще одну машину брать, найму пару водителей...

Тренер-климатолог

Дмитрий Захаржевский считает, что знание физики помогает и в боевых единоборствах:

– Я со школы занимаюсь спортом, боевыми искусствами. Ходил в секцию карате (когда оно было практически в подполье), в студенчестве стал обладателем черного пояса по айкидо, а сейчас работаю тренером по Айки Крав-мага — это современная израильская система рукопашного боя, разработанная для армии, спецслужб и гражданской самообороны. В переводе с иврита — контактный бой. В Израиле это популярный вид боевых единоборств, в Красноярске я пока первый тренер, да собственно, и за Уралом. В этом году ездил на обучение в Израиль, получил там сертификат инструктора, у меня есть договор с Израильской международной федерацией Краф-мага на представление их интересов в России.

У меня группы для детей и взрослых, веду тренировки на базе нескольких залов боевых искусств. Параллельно работаю с городским комитетом по делам молодежи, с молодежными центрами в качестве консультанта, эксперта.

Но тренером я стал не сразу. После школы поступил в Красноярский госуниверситет на факультет физики. По образованию я биофизик-эколог-климатолог. После университета полгода работал над диссертацией в Швейцарии.

Но в 90-е годы академическая и прикладная наука стали государству не нужны, а деньги надо было зарабатывать, и я, вернувшись домой, пошел работать в Сибирский филиал международного научно-производственного центра, который занимался техническим консалтингом и изобретательством. Параллельно работал в техническом лицее, преподавал изобретательство, физику, математику, биологию, английский. Работал в системе дополнительного образования. В 2004 году учредил некоммерческую организацию, которая занималась профориентацией школьников и детей из социально неблагополучных семей.

Словом, моя деятельность много лет после вуза была связана с образованием, педагогикой. А сейчас я тренер, и мне это дело по душе, люблю работать с людьми, наблюдать, как дети и подростки на моих занятиях становятся более сосредоточенными, более любознательными, как они заменяют «свои» точки зрения на персональные картины мира. Считаю, что я сейчас на своем месте и по жизни иду правильной дорогой. Педагогические навыки очень пригодились — куда без них тренеру, к каждому спортсмену надо найти индивидуальный подход. И биомеханика, которую я изучал в вузе, — наука в спорте не лишняя.

Пиар-менеджер-фотограф-экономист

– После школы ни у кого и сомнений не было, кем я стану, — рассказывает Марина Ковнерова. — Конечно, экономистом, у нас вся семья экономисты. Мои мама и папа, дяди и тети окончили экономический факультет Сибирской государственной технологической академии. И я туда поступила, куда ж еще? Хотя не имела представления, чем придется заниматься. Но мама уговорила: «Я тебе помогу на первых порах, подскажу».

Окончила вуз в 2000 году, диплом защищала уже с лялькой на руках. Два с половиной года сидела с ребенком. А потом пошла устраиваться по специальности. Это оказалось нереальным. К тому времени наши вузы выпустили столько экономистов… Брось камень — в экономиста попадешь. А когда работодатель слышал, что у меня еще и ребенок… «Ну, вы же будете на больничный уходить».

Спасибо знакомым, пристроили оператором в крупную страховую компанию — сидеть за компьютером, вводить данные в базу. Вскоре там уволился начальник отдела рекламы и PR. Я попросилась на его место. Меня взяли. И дело пошло. Эта работа мне понравилась! Она живая. Нет, экономические знания здесь не пригодились — договорами, бухгалтерией занимаются другие люди. Мои задачи исключительно творческие и маркетинговые. Так здесь и работаю, вполне довольна. Потому что экономика, цифры, дебет-кредит — это не мое.

А несколько лет назад, в одно прекрасное утро, я решила, что мне надо заняться фотографией. И не абы как, а профессионально! На другой день поступила в школу фотомастерства. Купила камеру для среднего уровня. Чуть позже — профессиональную с набором оптики. Теперь в свободное время зарабатываю деньги еще и фотографией. Специализируюсь на свадебной съемке, а вообще снимаю все — и рекламу, и портрет, и репортаж. Благодаря сарафанному радио у меня появились клиенты. Людям нравятся мои фото, если они готовы за них деньги платить.

А экономика… Да не хочется о ней и вспоминать. У меня и так все в порядке.

Не гуглить на рабочем месте Далее в рубрике Не гуглить на рабочем местеКрасноярским чиновникам запретили пользоваться популярными американскими интернет-ресурсами Google, Twitter, YouTube, Facebook Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»